Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Записная книжка профессора.

     Когда Иван зашел в гостиную, профессор сидел, склонившись над своей записной книжкой в черном кожаном переплете. Как всегда, он что-то записывал в нее карандашиком с серебряным колпачком.
      В очередной раз Иван подивился, с кем только не сводила его казенная надобность.
      Если бы человек, сидевший за столом, начал публично рассказывать о древности и знатности своего рода, уходящего корнями еще во времена римских патрициев, то большинству нынешних королей и императоров стало неудобно. За прошедшие столетия род обеднел и зачах, выродился. Только изредка рождался человек, в котором воскресал дух предков, когда люди были способны и на Поступок, и на Подлость.Collapse )

Подать

Когда новый губернатор увидел, как навстречу ему по коридору идет цветной, то удивленно протер глаза. Согласно высочайшему постановлению Совета, цветным нельзя было заходить на территорию Священного Города. Только Небесные люди могли жить в Городе. Губернатор уже набрал в легкие побольше воздуха, чтобы покликать часовых, которые должны были примерно наказать наглеца, когда цветной подошел ближе. Лицо цветного показалось Губернатору знакомым. Выпуская воздух сквозь зубы, Губернатор напряг свою память, мысленно пролистнул справочник «Кто есть кто» жителей Священного Города и вспомнил. Навстречу Губернатору шел один из жрецов Небесного культа.
-- Здравствуйте, губернатор Питерсон.
-- Здравствуйте, э-э-эм, преподобный Хопкинс, чему обязан?
-- Я хотел сообщить вам, что я и мистер Джонсон отправляемся в одну деревушку, чтобы получить подать.
-- Зеленые камни? Это просто замечательно. Я надеюсь, у вас не возникнет никаких осложнений. Я лично попрошу мистера Смита, чтобы он поспособствовал безопасности вашей благородной миссии.
-- Благодарю вас, мистер Питерсон. Собранная подать будет в целости и сохранности передана вам, для отправки в Метрополию.

Преподобный Хопкинс поерзал в седле, устраиваясь поудобнее на лошади. Рядом с ним неспешно трусил на своей лошадке Джонсон. Переметные сумки с их нехитрым скарбом были загружены на третью лошадку, следовавшую за ними. Путь им предстоял не слишком дальний, но четыре-пять дней на него уйдет. Спокойному Хопкинсу нравилась компания молчуна Джонсона. Это была их четвертая поездка за податью. Предыдущие три заканчивались более чем успешно. Все-таки божья благодать не зря всегда сопровождала жрецов Небесного культа.
Хопкинс погладил ладонью перстень «проклятий» на правом указательном пальце. Потом прислушался к своим ощущениям, божья благодать все также был со своим ревностным служителем. Это успокаивало и вселяло силы.

Они остановились в четверти дневного перехода от деревни. Сняли пожитки с лошадей, набрали хвороста, смастерили нехитрый ужин. Все было сделано в молчании, действия отработаны, жесты понятны без слов.
Когда они сели ужинать, стемнело. Ели все также в тишине.
В кустах раздался какой-то шорох. Оба посланца одновременно повернулись на шум. В неверном свете костра преподобный увидел кусок тряпки, свисавший с ветки. Вздохнув, отложив ложку, Хопкинс поднялся и пошел к кустам. Джонсон потянулся к посоху, лежавшему на замле, но жрец отмахнулся.
Пропадал он минут пятнадцать, вылез из кустов нахмурившимся, задумавшимся. Несколько раз зачерпнул из котелка, съел, не замечая вкуса. Потом поднялся, подошел к своей лошади, вытащил из седельной сумки Священную книгу.
Джонсон поднял голову и посмотрел на небо. В Метрополии уже давно нельзя было разглядеть столько звезд. Он подумал, что звезды, пожалуй, будет единственное, по чему он будет скучать, когда вернется домой.
Хопкинс открыл книгу, склонился над ней, долго вчитывался в строчки текста. Чем дальше он читал, тем спокойнее и увереннее становился.
Джонсон поскучал некоторое время, наблюдая, как жрец читает, склонившись над книгой, поковырял в костре веткой, понаблюдал за пролетавшей звездой, потом завернулся в плащ и заснул.

Раннее утро прошло в сборах и подготовке к входу в деревушку.
Хопкинс надел парадное облачение, повесил толстую цепь с Небесным камнем, накинул широкий тяжелый плащ с большим капюшоном.
Джонсон сменил свой походный бурый костюм на глухой черный, достал из мешка и надел на лицо золотую маску Небесного человека, в руках у него оказался посох, которым он собирался вчера обороняться.
Оба повернулись и оценивающе взглянули друг на друга, потом одновременно кивнули, взяли под уздцы лошадей, и пошли в сторону деревни.

Деревенские встретили их настороженно. Сквозь прорези в золотой маске Джонсон видел, как мужчины загоняют своих домочадцев в хижины, отвешивая полновесные плюхи своим непослушным детям.
Джонсон и Хопкинс прошли в центр деревушки. Небесный человек несколько раз стукнул своим посохом по соборному колоколу, потом прошествовал к деревянному стулу, который изображал верховное место. Большая каменная чаша глухо зазвучала, созывая деревенский сход.
Первым на сход явился Староста, хитрованистый старичок, шедший нарочито сгорбившись, и прихрамывая. За ним потянулась остальная часть мужского населения деревни.
Двое ожидали, когда соберется все мужское население деревни. Цветные подходили и становились широким полукружьем, противопоставляя себя пришельцам. Когда подошли все, староста вышел в центр площади, поклонился жрецу и человеку в маске. Жрец поклонился в ответ, человек в золотой маске лишь слегка кивнул.
-- Скажи, Староста, все ли в порядке в вашем селении? Сегодня день ежегодного сбора подати, -- голос Жреца звучал глухо и басовито, намного громче, чем обычно. Он словно бы исходил от всего тела Жреца.
Староста почти что распластался на земле:
-- О, жрец Небес, прости нас, но мы не сможем преподнести нашу подать в дар Небесному народу. Три дня назад обвалился ствол шахты, как раз, когда там лежали зеленые камни, собранные для вас. Хвала Небесам, что никого не завалило. Шахта полностью разрушена, нам нужно время, чтобы восстановить ее, или начать рыть новую. Сжальтесь над нами, посланцы Небес.
Рассказывая это, Староста чуть ли не ползал по траве, вымаливая прощение за себя и деревню.
-- Ты лжешь! Грязный скот! Небесным людям известно, что шахта цела и продолжает давать зеленый камень! – Голос Жреца звучал яростно и сильно, словно раскаты грома. Староста свернулся в клубок, пытаясь спрятаться от гнева Небес. – Ты собрал всю подать!!!
Староста рвал траву, сыпал горстями вместе с пылью себе на голову. Остальные жители деревни невольно расступились, пытаясь избегнуть гнева Небес.
-- Встань Староста! Прикажи принести ваш дар Небесному народу!
Староста вскочил, сразу же махнул руками, два крепких цветных выбежали из толпы, побежали в сторону хижины Старосты, вернулись с большим тяжелым сундуком, осторожно поставили его перед Жрецом.
Жрец подошел, провел рукой по крышке сундука.
-- Не бойся, Староста, Небесным людям известно, что ты сделал это не по своей воле. Небесным людям известно, что несколько жителей деревни сговорились и заставили тебя так сказать, чтобы деревня не платила подать, как было указано Небесами. Небесным людям также известно, что эти мятежники решили напасть на посланца Небесного народа и на меня, жреца Небес!!! Посланец Небесного народа сейчас укажет этих еретиков и бунтарей.
Человек в золотой маске поднял свой посох и его верхним концом начал водить из стороны в сторону, указывая на толпу, словно бы ожидая указания Небес. Толпа начала шевелиться, каждый пытался скрыться от гнева посланца. Вдруг посох остановился, выцеливая одного из цветных. Остальные сразу же расступились, толпа исторгла его из себя.
Посох останавливался еще дважды. Еще два цветных оказались вне толпы.
-- Подойдите сюда! – Голос Жреца был глубок и величественен, подобно голосу отца, собирающегося разговаривать со своими чадами, -- Отчего вы решили поднять бунт против Небес? Говори ты, рудокоп!
-- Жрец Небес, вы забираете весь зеленый камень себе, у нас ничего не остается. Без порошка из зеленого камня наши дети чахнут и болеют. Шахта постепенно истощается, нам все сложнее добывать зеленый камень.
Жрец словно бы не слушал цветного, он застыл, воздев руки к небу, двигая губами.
-- Вы слышали его?! Вместо того чтобы больше работать, добывая зеленый камень для своих детей, он бунтует! Сговаривается с такими же еретиками, как он, посмевшими задуматься о свержении власти Небес!!! За такое кощунство вы будете прокляты и наказаны!!!
Жрец, свел руки, со сжатыми кулаками, у себя над головой, раскрыл ладони, повернул перстень «проклятий», чтобы его светящийся камень могли увидеть жители деревни, снова сжал руки в кулаки, резко опустил руки на уровень плеч и выпрямил перед грудью.
-- Узрите, несчастные, огонь проклятия!!! Вы будете поражены с Неба градом смертельным!!!
В груди рудокопа одно за другим возникло несколько отверстий, он начал заваливаться на землю.
Рука Жреца в этот момент указала на другого цветного…

…-- Мистер Смит, целеуказатель направлен на второго цветного.
-- Отлично, дайте очередь с отсечкой по три.
Жующий жвачку оператор, сидевший перед монитором, немного поправил джойстик, чтобы датчик оказался точно в луче целеуказателя, а сетка наведения оказалась на груди цветного, потом нажал кнопку на рукоятке…

…Второй цветной упал на землю.
Жрец поднял руки над головой.
-- А дома их будут разрушены Небесным огнем…

…-- Оператор, быстро, где на схеме дома этих двух чудиков?
Оператор высветил на карте две точки.
-- Их координаты в систему навигации, ракеты с объемной боевой частью. Живее ребята, живее…

Словно бы из ниоткуда в небе появились два огненно-дымчатых следа, послышался жуткий рев, две хижины охватило огнем, горящие куски дерева полетели во все стороны.
Люди в толпе, шокированные виденным, замерли, как восковые фигуры, ни один из них не подумал, что горящие обломки могут поджечь другие хижины.
-- Ты, Староста, ответь, сколько в этом сундуке зеленых камней?
Староста как-то нервно дернулся, заулыбался.
-- Здесь вся подать, которую мы должны вам в дар.
-- Отвечай, Староста!!!
Староста весь сжался, дергался, глазки бегали из стороны в сторону.
-- Тогда я скажу за тебя, ибо Небесным людям известно все!!! – Голос Жреца раздавался над всей деревней, перекрывая треск горящих хижин. – Ты должен был собрать на подать три гроша зеленых камней, а жителям деревни сказал, что они должны сдать четыре гроша. Один грош зеленых камней ты решил оставить себе, прикрываясь Кодексом и желанием Небесных людей. Ты, вот ты, -- палец Жреца указал на оставшегося в живых еретика, -- Принеси из дома Старосты мешочек. Он спрятан у него на верхней полке, за корзинами с зерном. Бегом!!!
Уцелевший бунтовщик буквально на крыльях слетал к дому Старосты, вернулся с небольшим мешочком, положил его на крышку сундука.
-- Староста виновен в грехе жадности и стяжательства. За это он будет проклят и наказан.
Жрец навел на Старосту руку с перстнем. Меньше чем через минуту тело Старосты валялось рядом с телами двух еретиков.
-- Теперь Старостой деревни будешь ты, -- палец Жреца вновь указал на выжившего мятежника. – Ты должен будешь управлять этой деревней, вести справедливый суд, наказывать за нарушения Кодекса. Ты меня понял?
Бывший мятежник, а теперь деревенский староста ползал на коленях перед двумя пришельцами.
-- Запомни, если ты попытаешься обмануть Небесных людей, то будешь наказан. Слушайте меня, жители деревни! За то, что трое ваших жителей попытались бунтовать против воли Небес, вы будете наказаны, но, учитывая, что в первую очередь была виновна жадность вашего бывшего старосты, ваше наказание будет смягчено. Староста, отмерь из этого мешка полгроша зеленых камней, прикажи сделать из них порошок и раздавать детям. Когда мы придем через год, ты должен будешь собрать три гроша камней, как подать для Небес!..

Мистер Смит посмотрел на часы, прошло два часа после того, как мятеж в деревушке был подавлен. Устало потягиваясь, мистер Смит пробурчал:
-- Так, остается дежурная смена, и оператор погрузчика, остальные могут быть свободны, до своих регулярных вахт.

Недоумение о выборах в госдуму

      Когда читаешь статьи в блогах, касающиеся последних выборов в Госдуму, то охватывает некоторое недоумение. Люди жалуются, что их права избирателей были нарушены, люди пишут какие-то заявления, льются нескупые мужские слезы у людей, которые думали, что разучились плакать, люди собираются идти на какие-то площади и показывать властям, как их, несогласных, много.

      Господа, а чего вы собрались показывать?

      Если бы власти не знали, как вас, несогласных, много, они бы не пошли на подобные шаги, они бы не стали устраивать какие-то подлоги, вбросы бюллетеней, телефонные консультации. Если бы статистика говорила, что процент недовольных и оппозиционно-настроенных невелик, то по принципу глобальной ленности всех и каждого в отдельности, никто не стал бы устраивать каких-либо телодвижений, чтобы подчистить результаты выборов. А так, власти стали действовать по старому, верному плотницкому принципу – «гвоздь нужно забивать по самую шляпку, чтобы не цепляло». Вот и все.

      Откровенно говоря, подобные действия партии власти намного честнее, тех манипуляций, которые можно проделать в нынешних условиях. Вспомните, хотя бы фильм «Плутовство. Хвост машет собакой», с Робертом де Ниро и Дастином Хофманом. Власть откровенно говорит, что не доверяет своему народу. Тем самым нарушается пресловутый общественный договор, а значит, народ может не доверять власти. Кто предупрежден, тот вооружен.

      Объективно существующая партия власти вполне смогла бы выйти в новые лидеры и без подлогов. Народ слишком инертен, чтобы что-то менять коренным образом. Но, кому-то захотелось красивых цифр, а может быть, кто-то таким образом опосредованно пытается раскачать лодку. Сидит в партии власти провокатор, стремящийся устроить беспорядки, и спускает указания на подчистку результатов. А потом, по ситуации, возникает для него следующая вилка. Вариант первый – партия власти справляется с ситуацией, усмиряет народ, тогда этот провокатор начинает во внутрипартийных кругах говорить, что это благодаря ему партия стала лидером. Вариант второй – партия власти рушится, власть переходит в другие руки, тогда этот человек заявляет, что он давно пытался показать порочность существующей системы, вот какие люди не хорошие у партии власти, совести не имеют, что такие противоправные указания выполняли. В обоих случаях товарищ потребует своих плюшек. А третий вариант – провокатор работает на дальнее зарубежье и просто раскачивает лодку. А может таких провокаторов не один человек, а много.

      А теперь, другой вопрос. А что вы будете предлагать взамен?

      Нынешняя оппозиция напоминает польские шляхетские сеймы, где каждый считает, что достоин стать королем, или же белогвардейское движение. Не тем, что имеют значение слова «честь», «достоинство» и прочая литературная мура, они и у белогвардейцев значения не имели. А тем, что не может сказать хоть одного позитивного слова. Звучат лозунги «Долой!», «В тюрьму!», а кого посадите на «трон», когда этих снимите? Как я понимаю, лидер каждой оппозиционной организации считает, что именно его достойны президентский пост и Россия. Да и каждый второй бизнесмен, даже какой-нибудь хозяин небольшой фирмочки по ремонту компьютеров считает, что из него получился бы первостатейный президент.

      А хотите, накидаю примерное описание человека, которого действительно стоило бы продвигать в президенты России от оппозиции? Я хочу. Поэтому читайте и подыскивайте кандидатуру.

      Возраст: 40-45 лет. Человек уже с достаточным житейским опытом, но нельзя спросить, был ли он за или против развала Союза. Двадцать лет  назад ему еще сложно было составить четкое мнение.

      Национальность, точнее этническая принадлежность: Русский, возможно по матери примеси других кровей, скорее всего татарской, немного украинской или что-нибудь северо-российское. Еврей, кавказец или же немец не пройдет по понятным причинам. Чистокровный украинец был у власти, людям не понравилось.

      Место рождения: Тут выбор широк. На первом месте Сибирь и Дальний Восток. Потом идет Уральский регион, то есть Челябинск и Екатеринбург. Третье место, Центральная Россия. И наконец, почетное четвертое место Юг России, Причерноморье. Такой порядок, я думаю, в основном понятен без объяснения. Оба центральных города давно уже дискредитировали себя. Урал не поставлен на первое место, как родина первого президента России. Юг России, а особенно Причерономорье, с его этническим разнообразием, может означать человека знакомого с этническими проблемами, но поддерживавшего хорошие отношения с максимальным количеством людей разных этносов, при этом не забывающего, что он русский.

      Родители: Отец – инженер на каком-нибудь машиностроительном заводе. Может занимать должность начальника отдела. Мать – врач-педиатр, воспитательница детского сада, учительница, инженер, бухгалтер, экономист. Деды – оба простые рабочие, шахтеры, строители, может быть, дошли до небольших начальников. Один из них может быть потомственным крестьянином, оказался в городе после войны. Воевали честно, достойно, но «иконостаса» орденов нет. Один или два ордена, несколько медалей. Один из них мог попасть в плен, после войны проходил под следствием, сослан куда-нибудь в Сибирь, без права въезда в столичные города (кажется, эти города назывались «десяткой»). Бабушки, могут быть из «потомственной» еще дореволюционной интеллигенции, врачи, учительницы. Неплохо выглядит, если одна из бабушек была ученым, работала в чем-нибудь режимном, на дело обороны Родины.

      Образование: Школа – хорошист. В современных школах отличниками чаще всего являются не умные дети, а зубрилы. Возможно, спортивная секция, типа биатлона, плавания, легкая атлетика, но не гимнастика. Единоборства людям уже не нравятся, а боксеров слишком часто бьют по головам. Тяжелоатлеты не так фактурны на экране.

      Два высших образования. Первое – техническое, что-нибудь машиностроительное, но с уклоном в математику. Получал с перерывом на службу в армии. Параллельно работал на заводе, начинал с ученика, скорее всего, токаря. Дошел до пятого разряда, еще советского. Второе высшее – экономическое, получал уже взрослым, когда занимался серьезным бизнесом. Учился в России. К людям с зарубежным образованием со времен И. В. Сталина есть некоторое предубеждение, что они продались. Но раз-два ездил в Восточную Европу (Чехия, Словакия, Сербия) для участия в конференциях и обмена опытом по техническим вопросам. Читал доклады на понятные простым людям темы. Был принят очень хорошо.

      Служба в армии: После первого курса института, не скрываясь, по получении повестки пошел в военкомат. Отслужил полный срок в два года. Лучше всего танкист, матрос, зенитно-ракетные войска, артиллерия. Похуже мотопехота, механик-водитель БТР или БМП. То есть «настоящие» военные рода войск. После В. В. Путина секретные службы, а вслед за ними спецназы считаются не самыми лучшими кузницами кадров. Десантники слишком уж буянят в свой день, многим это не нравится. ВВС не подходит потому, что в 40-45 лет летчики только выходят на пенсию, имя на гражданке себе сделать не успевают. Во время службы показал себя хорошо, «отличник боевой подготовки», но по политике мог уже так не тянуться. Первогодкой показал свой характер и силу воли, поэтому «деды» его не трогали. Когда сам стал старослужащим, то в его подразделении «дедовщины» не было совсем. В «горячую точку» не попал, но было несколько «провокационных инцидентов», где показал себя достойно.

      Семейное положение: Женат, двое-трое детей, учатся в России, в хороших, но не элитарных школах. Возможен второй брак. Первый брак – «студенческий». Лучший вариант, молодая жена умерла от тяжелой болезни, или же автокатастрофа, тогда человек займется медициной, дорогами и транспортом. Похуже, «семейная лодка разбилась о быт», но поддерживает с бывшей женой дружеские отношения, расстались без взаимных претензий, с чувством взаимного уважения. При таком варианте имеем человека, который постарается решить проблемы молодых семей, озаботится занятостью молодежи и прочее.

      Нынешний род занятий: Бизнесмен, владелец собственной крупной фирмы. Лучше всего выбирать из интернет-провайдеров, сотовых операторов, не имеющих скандалов и серьезных рекламаций. При выборе такого бизнеса можно напирать на то, что человек рискнул, начал свое дело «с нуля». В СССР не было ни тех, ни других, поэтому нельзя сказать, что человек пришел на готовую инфраструктуру и занял чужое место. Про чужое место можно бросить представителю сырьевой компании, химической или машиностроительной. После связистов идет пищевая и легкая промышленность, медикаменты, это понятно людям. Программное обеспечение, тоже было мало развито в СССР. Химическая промышленность, машиностроение, приборостроение, авиа-, судо- и автомобилестроение, металлургия. Замыкают список добывающие компании и энергетика. Здесь основная часть комплекса была создана еще в давние советские годы, простые люди будут считать, что человек обворовал их в «лихие годы приватизации». Неплохо будут смотреться какие-нибудь исследовательские работы, только максимально приземленные. Может быть, одно из подразделений компании изобретает что-нибудь новое.

      Политические взгляды: Центристско-демократические, без излишнего либерализма и толерантности. Власть частично передается регионам, но не губернаторам, а региональным законодательным органам, при условии соответствия принимаемых законов федеральным. Губернаторы снова выборные, за эффективность политики отвечают, в первую очередь перед региональными законодателями. Любой человек может прийти и контролировать все последующие выборы. В бюллетенях снова появляется графа «против всех», с указанием протестных процентов в новостях, наряду с остальными голосами. При определенном протестном проценте, выборы объявляются недействительными. Во время подачи партией заявки на участие в выборах, партия обязана указать конкретный пакет законов, с их проектами, которые они постараются продвинуть. Если законы не были приняты, или же не обсуждались вообще, то любой гражданин может подать на аппарат партии, или же конкретных депутатов в суд, с выплатой компенсации, адресность компенсации определяется тем, какие законы не были приняты. Конфликты, которые можно раскрутить, как межэтнические, решаются по принципу «человек-человек», а не по принципу «виноватый этнос – невиновный этнос». Над судебной властью, полицией, прокуратурой, прочими силовиками вводится общественный контроль, но если человек обвиняет в чем-то силовика, то должен представить качественные прямые доказательства. Обновление армии, при закупке недостающих технологических лицензий на оружие. Эффективное налоговое законодательство, переносящее бремя налогов на богатых, при этом усложнение вывоза капиталов за границу. Условно можно назвать «демократический Сталин в бархатных перчатках», что-то вроде генерала де Голля, или же генерала Перрона, но с демократическим приходом к власти.